Правозащитная организация

Машр

18 сентября 2021 06:30
English Print This Post
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • Блог Я.ру
  • Internetmedia
  • Blogger
  • Live
  • Webnews.de
  • Yahoo! Bookmarks
  • RSS
  • Блог Li.ру
  • MSN Reporter
  • email
  • Google Buzz
  • viadeo FR
  • Yahoo! Buzz
  • Сто закладок
  • БобрДобр
  • МоёМесто.ru
  • Socialogs
  • Blogplay
  • Print
  • PDF
  • HackerNews
  • MyShare

Общественная палата, формальность?

Гражданское общество всегда было активным участником всех процессов в нашем обществе, со временем менялись лишь формы его участия и его активность. Одной из форм участия общественности в решении отдельных вопросов, стоящих перед обществом, являются Общественные палаты и Общественные советы. И те и другие объединения в принципе формируются властью и зачастую, за редким исключением, им отводится роль формального общественного органа.

Несколько лет назад, с опозданием в 6 лет, в Республике Ингушетия была создана Общественная палата. Ее формирование, как в принципе и существование, прошли одинаково незаметно. Реальное гражданское общество, множество общественных организаций и гражданских активистов, узнали о формировании Общественной палаты уже после того, как вся процедура была проведена. Так же «активно» прошла и ее жизнь. Совсем недавно срок полномочий Общественной палаты, первого, и пока единственного созыва, истек.

Если говорить о деятельности этого органа, то отметить особо нечего. Создавалась она вероятно не для решения проблем и выстраивания отношений власти и гражданского общества, а, как и большинство Общественных советов при государственных органах, лишь для выполнения формальности. При ее формировании, принципы открытости и публичности явно были позабыты.

По сути, Общественная палата не стала первопроходцем, существовавшая до нее Общественная Комиссия при Президенте Республики Ингушетия по правам человека, прожила такую же короткую жизнь. Комиссия, так и не собравшись ни разу в полном составе, перестала фактически существовать, хотя, насколько мне известно, де-юре она не распущена и продолжает существовать на бумаге.

В отличие от Комиссии, Палата успела сделать как минимум одну единственную общественную экспертизу, и вы даже не представляете какого республиканского закона она касалась. Единственная экспертиза касалась республиканского закона об отмене прямых выборов главы Республики Ингушетия.

Как я сказал выше, полномочия Палаты истекли, она де-юре перестала существовать, но процедура ее формирования, вопреки закону, еще даже не началась. Зачем придумывать и принимать законы, если их не намерены соблюдать? Я даже не удивляюсь, что об этих процессах, молчат все региональные и муниципальные СМИ.

 

Источник: Блог М.Муцольгова на «Кавказском узле»