Правозащитная организация

Машр

21 октября 2021 02:32
English Print This Post
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • Блог Я.ру
  • Internetmedia
  • Blogger
  • Live
  • Webnews.de
  • Yahoo! Bookmarks
  • RSS
  • Блог Li.ру
  • MSN Reporter
  • email
  • Google Buzz
  • viadeo FR
  • Yahoo! Buzz
  • Сто закладок
  • БобрДобр
  • МоёМесто.ru
  • Socialogs
  • Blogplay
  • Print
  • PDF
  • HackerNews
  • MyShare

Общественные деятели Ингушетии разочарованы процессом формирования Общественной палаты республики

Общественная палата Ингушетии до сих пор сформирована только наполовину и состоит из тех людей, которых выбрал глава республики, тогда как по закону полный состав ее должен быть определен в течение месяца из представителей общественных организаций, сообщил председатель Ингушского республиканского отделения Российского Красного Креста Муса Мальсагов. Руководитель правозащитной организации «МАШР» Магомед Муцольгов считает, что Общественная палата дискредитировала себя в регионе.

Напомним, Общественная палата (ОП) Ингушетии была образована указом Юнус-Бека Евкурова от 5 мая 2011 года, главой региона были утверждены 18 из планируемых 36 членов палаты. 24 мая состоялась встреча Евкурова с ними. Глава Ингушетии подчеркнул, что деятельность Общественной палаты должна быть нацелена на регулирование происходящих в обществе социальных процессов. При этом, как заявили сотрудники ингушских правозащитных организаций, им предложений о вхождении в состав Общественной палаты не поступало.

Среди 18 участников ОП – заслуженный работник нефтяной и газовой промышленности Темурлан Кодзоев, заслуженный экономист республики, старший преподаватель Ингушского государственного университета Ахмед Мальсагов, заслуженный врач Ингушетии Камбулат Ужахов, писатель Ваха Хамхоев.

По словам Мусы Мальсагова, до сих пор не установлены основные процедуры подачи документов в Общественную палату, не решено, что делать в дальнейшем. «По моим сведениям, на заседании ОП с главой республики эти вопросы не поднимались. Судя по действиям органов власти, напрашивается вывод, что Общественная палата им не нужна», – рассказал корреспонденту «Кавказского узла» Мальсагов.

По словам Руслана Бадалова, руководителя регионального движения «Чеченский комитет национального спасения», с тех пор, как образовалась Общественная палата в Ингушетии, о ее работе он ничего не слышал.

«Было бы уместно привлечь общественные, правозащитные организации, профессионально работающие по тем или иным направлениям, наметить планы, – считает Бадалов, – но мы, к сожалению, ни разу не встречались даже».

Общественная палата создается для того, чтобы общество имело гарант защиты, а у нас она выглядит как орган, выполняющий декоративную функцию

По его словам, от Общественной палаты Ингушетии не поступало никаких ни предложений, ни приглашений в участии в каких-либо мероприятиях. «Мне неизвестно, есть ли у них программа, какие-то планы действий. За этот срок они должны были хоть как-то заявить о себе. Общественная палата создается для того, чтобы общество имело гарант защиты, а у нас она выглядит как орган, выполняющий декоративную функцию. По логике вещей Общественная палата должна реагировать на то, что происходит в обществе, иметь свое собственное «я». Людям нужна зубастая, сильная, профессионально работающая на благо республики Общественная палата», – убежден Бадалов.

По мнению Магомеда Муцольгова, руководителя правозащитной организации «МАШР», «такой важный институт общественного влияния, как Общественная палата, рожден мертвым» в Ингушетии.

«К сожалению, из-за безответственности и необязательности в исполнении поручений главы республики и закона о формировании Общественной палаты, ОП себя дискредитировала», - считает правозащитник.

Он отмечает, что, по закону, выбранные члены Общественной палаты должны были избрать еще 18 человек из представителей неправительственных организаций Ингушетии. «Прошло довольно много времени с момента образования ОП, ни одно СМИ не опубликовало информацию о том, куда общественным организациям направлять свои кандидатуры. Все сроки упущены, ничего не сделано», – говорит Муцольгов.

Он отмечает, что это напоминает ему ситуацию, которая была с комиссией по правам человека при президенте Ингушетии. «Эта комиссия ни разу в своем полном составе так и не собралась. Она существует только на бумаге. Никакой реальной работы эта комиссия не ведет вообще. Единственное, какое-то время существовала приемная комиссия, куда люди обращались с заявлениями, и председатель комиссии представлял эти заявления непосредственно главе республики. Это все, что делала та комиссия», – рассказывает Муцольгов.

«Проблема в том, что эти вещи не системны. Ведь комиссия по правам человека была не просто так создана, а в связи с тяжелой ситуацией с нарушениями прав человека. Нарушений не стало меньше, и решать их нужно оперативно, но никто этим не занимается», – говорит правозащитник.

Когда-то были встречи неправительственных организаций с главой республики, но они тоже сошли на нет. Нет больше встреч – ни ежемесячных, ни ежеквартальных. Такое ощущение, что это никому не нужно

По его мнению, с формированием Общественной палаты ситуация повторяется. «Это еще один дополнительный общественный институт, который должен был оперативно реагировать на все возникающие общественные вопросы, но он ничего не делает. Когда-то были встречи неправительственных организаций с главой республики, но они тоже сошли на нет. Нет больше встреч – ни ежемесячных, ни ежеквартальных. Такое ощущение, что это никому не нужно», – отмечает Муцольгов.

«На самом деле все принимающиеся законы, которые, касаются прав человека, общественной жизни – это законы, которые имеют первостепенное значение, потому что они касаются каждого, кто живет в республике. Благодаря этим общественным институтам у людей появляется возможность защищать свои права. Если раньше мы говорили, что у нас нет таких институтов, то сейчас, имея их, мы не используем в должной мере их потенциал», – считает правозащитник.

По его мнению, это самая большая ошибка тех людей, которые берутся за формирование тех или иных общественных институтов. «Если ОП ничего не делает, она, естественно, не вызывает доверия у населения республики, а только насмешки. И понятно, что это очень большой урон, так как от того, какую работу проводят эти общественные институты, зависит и ситуация в обществе в целом, и общественное мнение об этих институтах и об органах власти разного уровня», – подчеркивает Магомед Муцольгов.

Уполномоченный по правам человека в Ингушетии Джамбулат Оздоев рассказал корреспонденту «Кавказского узла«, что в течение 30 дней после того, как утвердили первых членов Общественной палаты, общественные организации должны были направить предложения о своих кандидатах.

«30 дней – это срок, в течение которого принимаются заявления, далее идет 60-дневный срок – это конкурсная процедура. В совокупности получается 3 месяца. В соответствии с законом должен быть выработан регламент Общественной палаты. Этот регламент надо было довести до сведения всех заинтересованных лиц», – отмечает Оздоев.

По мнению Тимура Акиева, руководителя Назрановского филиала Правозащитного центра «Мемориал», наличие или отсутствие Общественной палаты в Ингушетии на обществе никак не сказывается. «Любая комиссия, которая создается, выполняет чисто формальные функции, она не может влиять на идеи власти или общую ситуацию, поэтому ситуация в республике в целом не меняется», – считает Акиев.

Ранее «Кавказский узел» писал о том, что представители общественных и правозащитных организаций Ингушетии выражали надежду, что Общественная палата республики сумеет наладить диалог власти и общества.

Комментарии главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова по поводу сложившейся с формированием ОП ситуации пока не поступали.

Примечание редакции: см. также новости «Евкуров: улучшения в Ингушетии – заслуга и власти, и населения«, «Акиев: работа «Чеченского комитета национального спасения» остается востребованной«, «Участники встречи в Экажево в рамках проекта «Мир Кавказу» заявили о нарушении прав жителей Ингушетии силовиками«.

 

Автор: Малика Бацаева;   источник: корреспондент «Кавказского узла»

авг. 08 2011