Ахмед Погоров дожидался ареста в собственном доме

Сегодня с утра из Ингушетии поступила новость, которая испортила настроение почти всей республике. В собственном доме был задержан сопредседатель Всемирного конгресса ингушского народа, Ахмед Погоров.

Когда в апреле 2019 года, начались массовые задержания лидеров и участников народного протеста в Ингушетии, Ахмед Погоров, как еще несколько активистов, оставался на свободе. После обыска в моем доме и офисе Правозащитной организации «МАШР», на встрече активистов в Назрани, было принято решение организовать в Москве, Пресс-Коференцию, чтобы рассказать о последних событиях и произволе властей, развязавших массовые репрессии в Ингушетии. Собравшиеся хотели, чтобы участие в Пресс-конференции, принял один из двух, я или Ахмед Погоров. Выслушав, Ахмед сразу же отказался ехать.
В последние годы Ахмед на постоянной основе жил и работал в столице, а это означает, что как у любого человека у него появлялось множество забот и дел, уделять внимание которым приходилось практически каждый день. На момент прошедшего 26 марта 2019 года митинга, он уже находился в республике довольно долго и дел в Москве накопилось очень много. Отказался он ехать опасаясь за то, что вся эта «бытавуха», эта рутина, могла затянуть его на долгое время. Это означало, что решая личные вопросы, он вынуждено оставил бы дела народа Ингушетии, с чем он был категорически не согласен. Даже после объявления его в федеральный, а затем и международный розыск, он не покинул республику, хотя, я думаю, мог это сделать множество раз.

Я же, в свою очередь помнил, что летом 2013 года, Председатель Оргкомитета по проведению Конгресса ингушского народа Илез Татиев, по требованию Юнус-Бека Евкурова, был арестован ингушскими полицейскими в Москве, практически на пороге Радиостанции «Эхо Москвы», где у него уже был назначен эфир. Помнил я это и понимал, что могу разделить судьбу Илеза и власть готова приложить все усилия, чтобы эта Пресс-Конференция не состоялась. В итоге, так оно и получилось. Отправляясь в Москву кроме паспорта я с собой ничего не взял. Запланированную на 18 апреля, в Пресс-центре Информационного агентства «РОСБАЛТ», Пресс-Конференцию сорвали пришедшие с обыском силовики, у которых очень срочно возникла необходимость следственных действий именно в тот день и именно в «РОСБАЛТЕ». И только спустя неделю, по настоянию родных и близких мне людей, я согласился уехать в Европу.

Ахмеду удавалось оставаться на свободе на протяжении почти двух лет, тем самым он продемонстрировал наличие у него возможностей и способности уходить от преследования, невзирая на все оперативные мероприятия в рамках его розыска и многочисленные обыски в домах его родных и близких. Ахмед неоднократно демонстрировал мужество и достоинство не только когда вернулся в республику на проходивший в Магасе в октябре 2018 года двухнедельный митинг, когда принимал участие в других массовых акциях, но и сейчас, когда его задержали. Опубликованное в сети интернет видео, является ярким тому подтверждением. Я уверен, что его задержали, не в результате какой-то хитрой спецоперации, а он сам, преднамеренно, дал себя задержать, чтобы сохранить лицо родного ведомства. Сегодня, я считаю, что и я и Ахмед уже давно все что требовалось от нас, доказали. Мы продемонстрировали, что власть и возможности Юнус-Бека Евкурова не безграничны, что среди государственных деятелей и руководства силовых ведомств, есть люди, невыполняющие «любые» незаконные прихоти глав регионов, способные самостоятельно принимать решения. Может сложиться впечатление, что мне повезло больше, чем Ахмеду, но на самом деле, этот арест и даже убийство кого-либо из нас, не изменило бы отношение ингушского народа к происходящим событиям. Никогда, ингушами не будут оправданы все эти репрессии со стороны людей во власти.

На протяжении долгих лет моей общественной деятельности, мне много раз доводилось общаться с сотрудниками милиции и полиции. И чаще всего, на вопрос о лучшем министре внутренних дел нашей республики, они положительно отзывались именно об Ахмеде Погорове. Они отмечали его порядочность, офицерское достоинство и верность принципам мужества и чести, в нем в равной степени сочетались настоящий офицер и истинный ингуш. Единственный, кто, опять таки по мнению большинства моих собеседников, наиболее приблизился к Ахмеду, в качестве министра внутренних дел, был Хамзат Гуцериев.

Сегодня, находясь на чужбине, я отчасти завидую арестованным лидерам и участникам протеста, потому что они, несмотря на всю несправедливость в отношении них, проходят вместе эти тяготы и испытания у себя на Родине.

 

26 февраля 2021

Источник: Блог Магомеда Муцольгова

 


Адрес статьи: https://www.mashr.org/?p=10034