Правозащитная организация

Машр

14 ноября 2019 07:42
English Print This Post
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • Блог Я.ру
  • Internetmedia
  • Blogger
  • Live
  • Webnews.de
  • Yahoo! Bookmarks
  • RSS
  • Блог Li.ру
  • MSN Reporter
  • email
  • Google Buzz
  • viadeo FR
  • Yahoo! Buzz
  • Сто закладок
  • БобрДобр
  • МоёМесто.ru
  • Socialogs
  • Blogplay
  • Print
  • PDF
  • HackerNews
  • MyShare

Доклад по ситуации с соблюдением прав человека в Ингушетии

Несколько дней назад, глава Республики Ингушетия Махмуд-Али Калиматов, поручил Уполномоченному по правам человека в Республике Ингушетия, подготовить доклад о ситуации с соблюдением прав человека в республике. Имея многолетний опыт, о способах подготовки докладов официальными лицами, я как независимый правозащитник, принял решение предоставить главе республики свой краткий доклад с указанием основных проблем в сфере соблюдения прав человека в Республике Ингушетия.

 

ДОКЛАД

по ситуации с соблюдением прав человека в Республики Ингушетия

Правозащитная организация «МАШР» вот уже на протяжении 15 лет оказывает бесплатную правовую и информационную помощь населению Республики Ингушетии и лицам, по воле судьбы оказавшимся на территории республики, так же все эти годы проводит мониторинг соблюдения прав человека в Ингушетии. Спектр обращений заявителей о нарушении их прав и свобод достаточно обширен и для каждого, является важным вопрос нарушения именно их прав.

При этом наиболее массовыми и вопиющими являются факты нарушения следующих прав человека и основных свобод, а так же гражданских прав.

1.      Бесследные исчезновения и похищения, а так же расследование уголовных дел, возбужденных по таким фактам. Начиная с 2002 года по сегодняшний день пропали без вести или похищены 227 жителей Республики Ингушетия. Эти преступления совершались в разных регионах нашей страны, но при этом нужно отметить, что все следы ведут в Ингушетию. Жертвами этих преступлений стали такие резонансные похищения, такие как (77 летний пасечник Султан Сайнароев – отец на тот момент главы селения Галашки Сунженского района, 28-летний учитель Башир Муцольгов, 28-летний помощник прокурора Республики Ингушетия Рашид Оздоев, 29-летний тренер Ахмед Бузуртанов, 30-летняя Залина Ялхароева…)

23 человека из этого списка похищены по национальному признаку (21 ингуш и 2 чеченца), похищены они на территории ингушских сел Пригородного района, города Владикавказа и Республики Северная Осетии) в период с 2005 по 2008 год. Для расследования именно этих похищений, Центральный аппарат ФСБ РФ направлял Алихана Калиматова, чтобы не допустить повторения событий Осени 1992 года, который в последствии был убит. С момента его появления похищения по национальному признаку прекратились, но не один преступник так и не был привлечен, впрочем, как и во всех остальных случаях, все дела приостановлены по ст. 208 УПК РФ.

Нужно отметить что в последние 7 лет похищения прекратились, нами зафиксирован единственный случай когда родители заявляют, что их сын пропал без вести, но силовые структуры отрицают этот факт (дело Таутиева).

2.      Внесудебные казни, а так же расследование уголовных дел, возбужденных по таким фактам. Не меньшей проблемой для нашей республики являются внесудебные казни и всяческое содействие в избежание ответственности силовиков совершивших эти преступления. Известно множество фактов убийств жителей Ингушетии сотрудниками силовых структур и отсутствие за совершенные деяния предусмотренной законом ответственности. Например убийство спецслужбами 6-летнего Рахима Амриева в с. Чемульга, рабочих кирпичного завода в г. Назрань, в том числе 56-летней Зины Вельхиевой, убийство после задержания жителя г. Назрань, 30-летнего Ибрагима Алиева.

3.      Пытки и отсутствие наказание за совершаемые силовиками преступления. О применении недозволенных и запрещенных законом методов, заявляли сотни жителей республики и их родственники. Применение физического насилия, избиение, угрозы, пытки и многое другое указывались заявителями как примененные в отношении них силовиками методы. Одной из причин нарушения права человека на неприменение пыток, является отсутствие наказания в отношении силовиков, совершающих подобного рода преступления, что порождает у них уверенность в своей вседозволенности.  Подтверждением тому являются два уголовных дела, возбужденных в отношении силовиков оборотней в погонах, на взгляд юристов, получивших формальное наказание за совершенные тяжкие преступления. Примером тому являются дела Зелимхана Читигова, «Тимура и его команды», речь идет о деле бывшего начальника ЦПЭ МВД по РИ и его подручных, совершивших ряд резонансных преступлений, таких как вымогательства, пытки и на руках которых гибель задержанного, 50-летнего Магомеда Далиева. Стоит отметить, что не менее яркими являются дела, возбужденные по фактам применения пыток в отношении жителей республики, молодых людей Альберта Хамхоева и Абдул-Малика Албогачиева. Оба уголовных дела не расследуются и на лицо все признаки укрывательства преступников, т.е. содействия силовикам в избежание предусмотренного законом наказания.

4.      Фабрикация уголовных дел и неправосудные приговоры. Нередко заявители указывали на фабрикацию доказательств вины задержанных, принуждение к самооговору и оговору третьих лиц. Доля оправдательных приговоров судов настолько ничтожна, что по-сути нет необходимости вообще говорить об их наличии. Любые попытки представителей обвинения, говорить об «эффективности» и «качестве» следствия, несостоятельны перед фактами пыток задержанных и заявлениями о фальсификации материалов уголовных дел и доказательств вины осужденных. Отсутствие справедливого и независимого суда, говорит о невозможности вершить правосудие, что безусловно является одним из радикализирующих и осложняющих общественно-политическую ситуацию, факторов.

5.      Невыполнение обязательств государства в социальной сфере. Огромное количество жалоб заявителей было связанно с программами по расселению лиц, проживающих в аварийном и ветхом жилье, оползневой зоне, восстановление прав вынужденных переселенцев. Люди заявляли о различного рода неправомерных действий со стороны уполномоченных должностных лиц, ответственных за реализацию этих программ, в результате которых, их права нарушались и они фактически лишались возможности добиваться справедливости. Огромное количество жителей ингушских сел Пригородного района и г. Владикавказ лишены возможности возвращения в свои дома, а так же восстановления утерянного в ходе трагических событий Осени 1992 года, имущества. О нарушении своих прав нередко заявляют и лица, ставшие жертвами боевых действий в Чеченской Республики, в результате которых они лишились своего жилья и иного имущества.

6.      Нарушение прав на мирные собрания. Неоднократно жители республики заявляли о необоснованном и незаконном ограничении прав граждан на мирные собрания, предусмотренных ст. 31 Конституции Российской Федерации. Примеров тому огромное множество, от многочисленных незаконных отказов согласования проведение массовых акций, необоснованного применения силы в отношении участников таких акций, преследования в административном порядке и задержание в других регионах лиц, привлекаемых всего лишь за совершение административного правонарушения и до задержания лиц, проводящих одиночные пикеты. Примером тому являются разгон абсолютно законной массовой голодовки гражданских активистов 2012 года, массовых акций в Назрани и Магасе, в том числе в 2018 и 2019 годах, пикет престарелых сестер Саутиевых.

7.      Преследование НКО. Движущей силой развития любого общества, являются его активные участники. Своим неравнодушием они решают множество проблем, стоящих перед обществом и по сути оказывают неоценимую услугу всей системе государственного управления, снимая напряженность в различных сферах жизнедеятельности не только региона, но и всей страны. Но реальная картина выглядит так, что неправительственные организации и гражданские активисты подвергаются давлению и преследованию. Необоснованные, а порой и незаконные проверки, преднамеренная дискредитация их деятельности, самих НКО и их участников, необоснованные предостережения и иные формы давления на весь неправительственный сектор, порой приводят к прекращению их эффективной, крайне важной и необходимой обществу деятельности. Примером тому является давление и преследование в разное время Правозащитной организации «МАШР», ИРО ОО «Российский Красный крест», РОД «МЕХК-КХЕЛ», ИРО партии «ЯБЛОКО», «Опора Ингушетии», «Ингушский комитет национального единства», «Институт социальных изменений», «Развитие» и др.

8.      Преследования духовенства и нарушение прав верующих. Одними из ведущих лидеров общественного мнения являются представители духовенства. В обществе, где подавляющее большинство являются верующими людьми, духовенство не только обладает огромным влиянием, но и является силой, сдерживающей это общество от радикализации. Именно эти функции и выполняют эффективно представители ингушского духовенства. Его самые влиятельные фигуры, Исса Цечоев, Хамзат Чумаков, бывший муфтий Исса Хамхоев стали жертвами колоссального давления на них. Все трое неоднократно пережили покушения, как совершенные, так и предотвращенные в результате бдительности жителей республики и действий правоохранительных органов. Подвергались необоснованным обыскам, задержанию лиц, добровольно и безвозмездно обеспечивавших их охрану. Звучали реальные угрозы в адрес Хамзата Чумакова, Иссы Цечоева, Магомед-Башира Борова. Несмотря на покушения и реальные угрозы безопасности Хамзата Чумакова, не было предпринято никаких мер обеспечить его государственную защиту, а наоборот, лица, обеспечивавшие его безопасность были задержаны и привлечены к административной ответственности, в доме Иссы Цечоева был проведен необоснованный обыск.

Начиная с 2015 года, бывший муфтий Исса Хамхоев подвергся сильнейшему давлению, а во дворах его сторонников, Магомеда Хаштырова, Мусы Мейриева, гремели взрывы гранат или были обнаружены растяжки, кроме того, были совершены поджоги автомобилей старейшины Ахмеда Барахоева и помощника муфтия Магомеда Хаштырова. Многолетнее преследование муфтия и Духовного центра мусульман Ингушетии завершилось его ликвидацией в судебном порядке. В марте 2018 года, жертвами преследования ДЦМ Ингушетии стали и дети, обучающиеся в Медресе с.п. Долаково (Школа хафизов), которым пришлось на протяжении длительного времени находится в окружении вооруженных автоматическим оружием силовиков, облученных в броне защиту и передвигавшихся на бронетехнике. Была закрыта радиостанция «Ангушт», кроме того, ДЦМ Ингушетии лишился права организации обязательного для мусульман обряда ХАДЖа.

Власти предпринимали попытки сноса мечетей, воспрепятствовали их возведению и регистрации, в республике до сих пор стоят мечети, строительство которых было приостановлено по требованию властей.

9.      Нарушение прав верующих. Неоднократно жители республики заявляли о нарушении их прав на соблюдение обязанностей мусульман. Так, девушкам запрещалось посещать учебные заведения республики покрытыми в соответствиями требования религии (ношение хиджаба), по требованию властей республики, школы обязывались предоставить списки девушек, внешний вид которых соответствовал требованиям религии, с указанием персональных данных членов их семей (ФИО, адрес проживания). Безусловно, организация и ведение профилактических учетов различных направлений и категорий жителей республики имеет место быть, хоть и не озвучивается публично. Подтверждением тому является и выступление бывшего главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова, который озвучивая угрозы участникам массовых акций, предупреждал об ожидающих их в будущем проблемах связанных с дальнейшим обучением и трудоустройством. Все указанно свидетельствует о нарушении и об ограничении граждан в реализации конституционных прав и свободу совести, мысли и вероисповедания.

10.    Цензура и ограничения в праве на свободу слова. Преследуются люди, законно и открыто выражающие свое собственное мнение в социальных сетях, а так же владельцы различных информационных ресурсов (интернет сайтов, пабликов в соцсетях и т.д.). Воспрепятствование осуществлению журналистской деятельности остается безнаказанным. Одним из примеров тому является нерасследование уголовного дела, возбужденного по факту нападения на автобус и жестокого избиения участников пресс-тура правозащитников и журналистов вблизи административной границы Ингушетии и Чечни.

11.    Нарушение избирательных прав. На протяжении десятилетий участники выборных процессов, избирательные объединения и простые избиратели заявляют о незаконных действиях, в результате которых нарушаются их избирательные права. Речь идет о нарушениях избирательных прав граждан на участие в выборах, «неугодных» и «неудобных» кандидатов не допускают до участие в выборах, снимая их с «предвыборной гонки» по различным причинам и поводам. При этом отсутствует система, при которой было бы возможно объективное и непредвзятое рассмотрение подобных споров в системе Избирательных комиссий, либо судебных органах. Усугубляет ситуацию и отсутствие реакции правоохранительных и надзорных органов на фальсификацию результатов голосования, зафиксированных видеокамерами системы видеонаблюдения, организованной на Избирательных участках. Подтверждением этого является снятие независимых кандидатов на последних муниципальных выборах. Еще одним фактом подтверждения является отказ по формальным основаниям гражданам, в реализации их права на проведения регионального референдума. Но самым ярким примером массового нарушения прав жителей республики, является изменение границ республики, совершенное высшими должностными лицами республики, с грубейшими нарушениями федерального и регионального законодательства. Кроме того существует негативная практика ограничения возможностей и доступа граждан к участию в общественной и политической жизни.

13. Репрессии и не законные аресты. В разные времена подвергались репрессиям различные гражданские активисты, общественные и политические деятели. Например в 2013 году подверглись уголовному преследованию Илез Татиев и Дауд Гаракоев.

Начиная с 2018-го года, более 300 жителей Ингушетии, организовавшие и участвовавшие в мирных акциях протеста против изменения границ республики, были привлечены к административной ответственности, в виде арестов, штрафов и обязательных работ, в том числе старики и женщины. Не менее 35 человек стали фигурантами уголовных дел, в том числе возбужденного по событиям 27 марта в Магасе и 30 из них до сих пор находятся под арестом в изоляторах Северной Осетии, Кабардино-Балкарии, Ставрополья и Ингушетии, в том числе старейшины 67-летний Малсаг Ужахов и 65-летний Ахмед Барахоев, а так же ингушская девушка Зарифа Саутиева.  Около двух десятков лишились работы, в том числе и женщины. Двое объявлены в федеральный розыск и неизвестно сколько просто покинули территорию Ингушетии. Десятки некоммерческих и общественных организаций, коммерческих структур и индивидуальные предприниматели, подверглись давлению и проверкам, в результате которых некоторые вообще прекратили свою деятельность. Так же подверглись преследованию сотрудники правоохранительных органов, отказавшиеся выполнять незаконные требования необоснованного применения физической силы, против людей, мирно находившихся на автопарковки местной телерадиокомпании. Сегодня они, как и многие жители республики незаконно уволены и подвергаются давлению и преследованию.

 

Рекомендации

Для стабилизации общественно-политической ситуации в Ингушетии необходимы системные изменения, направленные на прекращение нарушений прав и свобод человека, а так же гражданских прав. Попранные права жителей республики должны быть восстановлены.

Необходимо обеспечить соблюдение прав на жизнь, на неприменение пыток и жестокого обращения, право на справедливое разбирательство в судах, неприкосновенность жилища и личной жизни, свободы совести, свободы слова, избирательных права и права на участие в выборах и референдумах, права беспрепятственно заниматься незапрещенной религиозной, общественной и политической деятельностью.

Необходимо остановить репрессии. Освободить всех политзаключенных, прекратить эти уголовное дела, принести извинения пострадавшим от репрессий гражданам и восстановить их на прежнем месте работы, в том числе и уволенных сотрудников органов внутренних дел.

Вести эффективную и реальную борьбу с коррупцией и обеспечить привлечение к предусмотренной законом ответственности за преступления коррупционной направленности.

Обеспечить привлечение к уголовной ответственности должностных лиц, виновных в совершении преступлений различной тяжести, указанных в настоящем докладе.

 

Руководитель

- Правозащитной организации «МАШР»,

- Член Временной Комиссии Народного собрания Республики Ингушетия по проверке фактов нарушения прав человека в Ре6спублике Ингушетия  2006-2007 г.г.,

- Член Экспертного совета Аппарата Уполномоченного по правам человека 2008-2014 г.г.,

- Председатель Общественной наблюдательной комиссии Республики Ингушетия, по контролю за соблюдением прав человека в местах принудительного содержания I, II и III созывов 2008-2015 г.г.,

- Председатель Общественного совета ОФСИН России по РИ 2010-2013 г.г.,

- Член Комиссии по правам человека при Президенте Республике Ингушетия 2009 год,

- Председатель координационного Совета неправительственных организаций Республики Ингушетия,

- Эксперт Комиссии по Защите прав человека на Северном Кавказе Совета по при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека 2012 год,

Общественный деятель, правозащитник и журналист,

Магомед Муцольгов

 

28 октября 2019

Источник: Блог Магомеда Муцольгова