Правозащитная организация

Машр

18 сентября 2019 02:46
English Print This Post
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • Блог Я.ру
  • Internetmedia
  • Blogger
  • Live
  • Webnews.de
  • Yahoo! Bookmarks
  • RSS
  • Блог Li.ру
  • MSN Reporter
  • email
  • Google Buzz
  • viadeo FR
  • Yahoo! Buzz
  • Сто закладок
  • БобрДобр
  • МоёМесто.ru
  • Socialogs
  • Blogplay
  • Print
  • PDF
  • HackerNews
  • MyShare

Политологи назвали мотивы Кремля при назначении Калиматова главой Ингушетии

Махмуд-Али Калиматов этнически связан с Ингушетией, но не был вовлечен в политические конфликты внутри республики и имеет положительную репутацию. В отсутствие других подобных кандидатур Кремль остановил на нем свой выбор, заявили опрошенные «Кавказским узлом» политологи и активисты.

Как писал «Кавказский узел«, 26 июня президент России Владимир Путин принял отставку главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова, который руководил республикой с 2008 года. Исполняющим обязанности главы Ингушетии он назначил Махмуд-Али Калиматова, который заверил, что в правительстве республики он не планирует «резких кадровых чисток». Новому врио главы региона необходимо устранить напряженность в обществе и вернуть доверие к власти, а его главная задача – отмена соглашения об установлении границы с Чечней через судебные органы, считают опрошенные «Кавказским узлом» ингушские активисты.

Коллеги в Ингушетии после отставки Калиматова с поста прокурора республики в 2007 году отзывались о нем как о профессиональном, честном и принципиальном человеке. Информация о конфликте с Муратом Зязиковым неофициально обсуждалась в республике за несколько месяцев до его отставки. Биография Калиматова Махмуда-Али Макшариповичаопубликована на «Кавказском узле».

Выбор Кремлем кандидатуры Калиматова обусловлен его позитивной репутацией «честного прокурора» и невовлеченностью в конфликты ингушских элит, считает старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Михаил Рощин.

«Калиматов – человек со стороны, он был вне политической игры в Ингушетии последних лет, не участвовал непосредственно в местных трениях. Он довольно давно уехал из республики и со времен Зязикова не занимал должностей в Ингушетии. Калиматов отчасти может начать «с чистого листа»», – сказал он корреспонденту «Кавказского узла».

Перед Калиматовым будут стоять непростые задачи, отметил востоковед. Он предположил, что Махмуд-Али Калиматов выбран администрацией президента в качестве постоянного главы Ингушетии, а не временного, до назначения иной кандидатуры.

«Главная задача – это противодействие коррупции, однако наряду с этим Калиматову придется решать и политические проблемы, оставленные в наследство Евкуровым, в том числе [и проблему] с подписанием соглашения о границе с Чечней. Ему нужно найти какой-то компромисс, договориться с оппозицией», – полагает Рощин.

Директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко согласен с мнением, что Калиматов может начать свою работу в республике «с чистого листа». «А таких людей для выбора было немного. У Калиматова есть возможность начать все без негативного бэкграунда, это уже достоинство», – сказал политолог корреспонденту «Кавказского узла».

Важным фактором при этом он назвал существующую у Калиматова связь с регионом: он этнический ингуш, что важно для моноэтнической республики, он имеет свою историю в Ингушетии, однако в конфликты, расколовшие ингушское общество, он вовлечен не был.

Важным вопросом Минченко считает подбор команды, которая будет помогать новому руководителю республики решать сложные задачи. «В Ингушетии действительно острая кризисная ситуация: очевиден раскол общества, проблема границы с Чечней, которая никуда не делась, проблема недоверия к власти и борьбы с коррупцией», – сказал он.

У федерального центра не было большого выбора кандидатов на пост главы Ингушетии, а малозаметная фигура Калиматова оказалась наиболее предпочтительной, считает руководитель научных исследований института «Диалог цивилизаций», профессор Алексей Малашенко. Политолог напомнил, что и Юнус-Бек Евкуров к моменту своего назначения тоже не был заметным государственным деятелем.

«Назначать какого-то ингуша, который прославился в республике, невозможно. Назначить генерал-губернатора, не связанного этнически с Ингушетией – тоже вряд ли. А Калиматов ингуш, и при этом довольно качественный чиновник. Этот человек будет достаточно умеренным, но в то же время будет выполнять ту миссию, которую на него возложил федеральный центр», – сказал политолог корреспонденту «Кавказского узла».

Оппозиции и духовенству следует учитывать, что Калиматов будет выполнять в первую очередь задачи Кремля, и при этом найти компромисс с новым главой республики, отметил Малашенко.

«Сам Калиматов не будет претендовать на роль лидера во всем, [например, делать вид], что он разбирается в исламе, как делал Евкуров. Он будет вести себя как постовой, который поставлен навести порядок, не имея своей позиции. И все претензии к нему будут переадресовываться федеральному центру, по чьему поручению он действует. Оппозиционерам надо подумать, как они будут строить свои отношения с Калиматовым», – подчеркнул политолог.

Ингушские активисты рассказали о репутации Калиматова в республике

Глава ингушской правозащитной организации «Машр» Магомед Муцольгов назвал условием диалога нового главы с обществом прекращение уголовного преследования оппозиционеров, которые участвовали в акциях протеста против соглашения о границе с Чечней. Жители Ингушетии также ждут, что Калиматов наложит мораторий на выполнение этого соглашения, поскольку «никто не отказался» от требования отмены этого документа.

Правозащитник подтвердил, что Махмуд-Али Калиматов в прошлые годы заслужил в республике уважение. «Он, будучи прокурором республики, был известен тем, что не брал взятки. Это подтверждают его бывшие коллеги, и отнюдь не из-за лести к нему», – сказал Муцольгов.

Ставленник Кремля, каковым является и Калиматов, не сможет проводить самостоятельную политику, отметил лидер ингушского «Яблока» Руслан Муцольгов.

«Он сможет реализовывать только ту политику, установку на которую ему дают. [Ему могут позволить] некоторые самостоятельные шаги, но не определяющие, а только сопутствующие назначенному вектору. Имя Калиматова возникло на политической арене за день до его назначения, он никак не проявлялся в публичном пространстве в последние годы, но стоит отметить что о нем не было негативных отзывов. Вряд ли он является кратковременной фигурой», – сказал активист корреспонденту «Кавказского узла».

Имя Махмуд-Али Калиматова в свое время было на слуху в связи с убийством его брата Алихана, сотрудника ФСБ. Он расследовал исчезновения жителей Ингушетии в Пригородном районе Северной Осетии и Владикавказе в 2004-2007 годах, напомнил Муцольгов.

Сотрудник центрального аппарата ФСБ России Алихан Калиматов был расстрелян 17 сентября 2007 года у ингушского селения Гази-Юрт. Он занимался расследованием дела так называемых «бесланских мстителей» – похищений 21 ингуша и чеченца в Северной Осетии. По мнению правозащитников, подполковника Калиматова «убрали в связи с последним расследованием похищения людей», писал «Коммерсант» сразу после его убийства.

Калиматова вспоминали также в связи с его братом Магомед-Баширом Калиматовым, который жил в Ингушетии и работал на государственных должностях. Сейчас Магомед-Башир Калиматов возглавляет ингушское отделение «Почты России».

Федеральный центр учитывал сложную обстановку в республике, когда подбирал кандидатуру на пост главы, и остановил свой выбор на Калиматове, отметила ингушская журналистка Изабелла Евлоева.

«Важны несколько факторов: равноудаленность кандидата от различных групп влияния внутри республики, относительно чистая репутация и близость к силовикам. Калиматов соответствует всем этим требованиям – он не замечен в каких-то скандалах или коррупционных связях в республике, он никак не обозначил свою позицию в отношении протестов и демаркации границ, которые стали главными факторами дестабилизации обстановки в регионе. Бывшие коллеги Калиматова во время его работы на посту прокурора Ингушетии в середине двухтысячных отзываются о нем положительно, характеризуют его как принципиального руководителя, готового возбуждать дела на крупных региональных чиновников. [...] А задача перед ним стоит непростая, в Ингушетии тотальное недоверие к власти и ему нужно решать этот вопрос», – сказала она корреспонденту «Кавказского узла».

 

05 июля 2019

Источник: Кавказский Узел