Правозащитная организация

Машр

21 мая 2019 04:36
English Print This Post
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • Блог Я.ру
  • Internetmedia
  • Blogger
  • Live
  • Webnews.de
  • Yahoo! Bookmarks
  • RSS
  • Блог Li.ру
  • MSN Reporter
  • email
  • Google Buzz
  • viadeo FR
  • Yahoo! Buzz
  • Сто закладок
  • БобрДобр
  • МоёМесто.ru
  • Socialogs
  • Blogplay
  • Print
  • PDF
  • HackerNews
  • MyShare

Власть требует ныне модных извинений от целого народа или хотя бы, такой видимости

Вчера, 16 апреля, в Назрани, силовики с применением силы задержали гражданского активиста Хасана Кациева. К нему подошли полицейские, представившиеся сотрудниками ЦПЭ, и спросили, подавал ли он накануне, 15 апреля, в Правительство республики Уведомление о проведении митинга. Хасан ответил утвердительно, и ему сообщили, что ему необходимо проехать с ними для получения предостережения. Сразу за этим, из стоящей рядом Газели, выскочило около десятка вооруженных бойцов, как я понимаю спецназа, сбили его с ног и произвели захват. Очевидцы говорят о том, что задержание было словно он особо опасный преступник, совершивший особо тяжкое преступление.

Остановившие Хасана полицейские из ЦПЭ, спрашивали еще и про Исмаила Нальгиева, который так же как я и Хасан, является заявителем в уведомлении о проведении митинга.

Спустя час Хасан уже сидел в кабинете полицейских из городского отдела полиции Магас, которые составляли в отношении него материал об административном правонарушении, которое якобы совершил Хасан. Вменили ему нахождение на территории автопарковки у НТРК «Ингушетия» в Магасе утром 27 марта. Спустя еще пару часов, он получил уже в Магасском райсуде постановление о привлечении его к административной ответственности в виде штрафа в размере 20 тысяч рублей.

Уже третьи сутки подряд, силовики заявляются и ко мне домой. Когда я был в Ингушетии, 15 апреля они пришли с обыском, сломали ворота, изъяли регистраторы систем видеонаблюдения, унесли телефоны, печать и копии уставных документов Правозащитной организации «МАШР», историческую карту Ингушетии и еще некоторые предметы. Проводившие обыск были довольно корректны, несмотря даже на то, что они выполняли незаконный и необоснованный приказ, но понимали, что я никакого отношения не имею ни к каким преступлениям. 16 и 17 апреля, два дня подряд, на дом приезжают сотрудники Управления уголовного розыска регионального МВД и приносит ко мне на дом повестки о вызове в рамках административного дела, якобы находящегося в ОМВД по г. Магас и возбужденного в отношении меня. Вслед за ними, приезжают сотрудники МВД по РИ, но уже из другого отдела, «госзащиты», и тоже привозят повестку, но теперь уже за подписью начальника республиканской полиции Боротова. 16 апреля, со мной связался сотрудник отдела полиции в Магасе и пригласил явиться в связи с возбуждением дела об административном правонарушении, на что я объяснил, нахожусь за пределами республики и по возвращению на днях, сразу же приеду к ним. Несмотря на это, сотрудники уголовного розыска и других подразделений полиции, уже два дня подряд носят мне повестки по этому же административному делу. Такая картина наталкивает меня на мысль, а в этом я уверен, что на самом деле, следственная группа и прикомандированные в республику силовики, не усматривают в моих действиях никакого состава преступления, одним словом я не нахожусь в их поле зрения или интересов, но глава давит на региональное МВД, с требованием моего уголовного преследования. То есть, по сути, возбудить в отношении меня любое уголовное дело, либо «привязать» к любому уже существующему. Конечно же, скрываться и бегать от них я не собираюсь, и как только вернусь в республику, закончив свои дела, сразу отправлюсь для беседы с силовиками. Это «уголовное преследование» попытка выдавить меня из республики, заставить, в конечном счете, не заниматься проблемами родного края, которые создают бездарные и вороватые чиновники. И сам глава знает, как и его предшественник, что для меня Родина, это не просто слово. Родина – это родная Ингушетия, а малая Родина, для меня страна Россия, любовь к ним и чувство справедливости вынудили меня заняться общественной деятельностью и стать частью народного протестного движения. Я не покину свою Родину и не уеду никуда.

Попытки уголовного преследования Евкуров предпринимал и раньше, эти факты и раньше публиковались в СМИ, но ни разу, органы надзора не дали правовой оценки его противоправным действиям. Ни когда достоянием общественности стала аудио запись с его незаконным приказом возбудить в отношении меня уголовное дело, никогда была опубликована запись, на которой он говорит, что убил бы 10 тысяч ингушей, будь у него возможность как у Рамзана. Это вообще говорит о маниакальном желании убивать людей. За кровавые годы последних полутора десятков лет, на территории Ингушетии жертвами насилия стали около двух тысяч человек и эта трагедия, о которой говорит вся республика, а на этой записи он сожалеет о том, что не может убить десять тысяч человек.

Фактически, руководство республики не просто развязало репрессии в отношении народа Ингушетии, оно задействовало для этих целей тысячи бойцов различных силовых структур, сотни единиц техники, по факту, силовиков переключили от борьбы с преступностью, которой и в вороватой чиновничьей среде не мало, на борьбу с мирным народным протестом. В этой борьбе задействованы тысячи людей из различных регионов Северного Кавказа и Центральной России и не понятно, чего все-таки добивается Федеральный центр. Ведь разрешить сложившуюся ситуацию, он может в течении одного дня, мирным путем, приняв одно мудрое, политическое решение – отправить в отставку человека, создающего напряженность в обществе и дестабилизировавшего общественно-политическую ситуацию в целом регионе.

Народный протест пытаются задавить массовыми репрессиями, количество обысков, задержаний, арестов и штрафов скоро вероятно уже перевалит за сотню, но региональная власть как я понимаю, жаждет все больше жертв развернутой волны репрессий. Уже несколько дней подряд до меня доходит информация, что окружение главы республики, от его имени, ведет переговоры с отдельными представителями общественности, до сих пор не поддерживавших его, с целью сесть за «стол переговоров». Подтверждением этого является и информация, которую опубликовали на официальных, властных информационных источниках, где приводятся слова Евкурова: «Еще раз обсудите, если у представителей оппозиции есть желание общаться с властью, есть вопросы к ней, что наболело, то мы готовы с ними разговаривать. Чем больше мы будем обсуждать за общим столом проблемные вопросы, тем больше вероятности того, что мы придем к консолидации в обществе». К слову сказать, а это необходимо напомнить, что это все еще тот глава, который предлагал многотысячной «кучке», собравшихся на площади в Магасе в октябре 2018 года и несогласных с его мнением, «засунуть свое мнение куда-нибудь». Нужно отметить, что он как минимум лукавит. Он много раз заявлял СМИ, что народный протест избегает переговоров с властью, так вот, Юнус-Бек отказывался от любых переговоров, если вы придете со своей камерой. Во-вторых, народный протест не отказывается от диалога с властью, мы отказываемся от диалога с Юнус-Беком Евкуровым, который общественным распоряжается как личным, согласитесь, это ни одно и тоже.

Аресты лидеров народного протеста, являются и способом запугать население Ингушетии, и рычагом давления, для того, чтобы с ним все-таки стали вести переговоры, а не игнорировать его, так как еще прошлой осенью ему объявили бойкот, по сути вотум недоверия абсолютного большинства электоральной части населения. Каждый должен понимать, от чьего имени он может выступать и общаться с главой республики, либо другими лицами. Частью народного протеста  стали различные объединения и гражданские активисты, объединенные в коалицию – Ингушский комитет национального единства, Совет тейпов Ингушского народа и представители духовенства, входящие и не входящие в Муфтият. За последние полгода в республики прошли не только многотысячные митинги, где народ выражал свою поддержку силам народного протеста, его лидерам и активистам, но удалось провести Чрезвычайный Съезд представителей тейпов ингушского народа, Всемирный Конгресс ингушского народа, Съезд мусульман Ингушетии, провести сходы жителей в более чем 30 населенных пунктах, которых в республики всего меньше 40. И все должны понимать, что желание вести переговоры, пусть даже и с целью достижения высоких и благих целей, должно подкрепляться полномочиями тех, от чьего имени будут вестись эти переговоры.

Сейчас вырисовываются различные посредники, типа сенаторов, депутатов, олигархов и других «белых воротничков», которые чурались народного протеста, ради сохранения своих кресел, экономических и политических дивидендов в прошлом и будущем. Личное для них стало важнее общенационального. Как говорится, революцию придумывают гении, свершают фанаты, а пользуются результатами проходимцы. Так вот, в нашем случае «проходимцы» никак не представляют интересы народа.

Да поможет Всевышний нам всем в благих делах, убережет нас от фитны и козней злоумышленников!

 

18 апреля 2019

Источник: Блог Магомеда  Муцольгова