Правозащитная организация

Машр

19 апреля 2018 09:52
English Print This Post
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • Блог Я.ру
  • Internetmedia
  • Blogger
  • Live
  • Webnews.de
  • Yahoo! Bookmarks
  • RSS
  • Блог Li.ру
  • MSN Reporter
  • email
  • Google Buzz
  • viadeo FR
  • Yahoo! Buzz
  • Сто закладок
  • БобрДобр
  • МоёМесто.ru
  • Socialogs
  • Blogplay
  • Print
  • PDF
  • HackerNews
  • MyShare

Правозащитники раскритиковали инициативу запретить ваххабизм в России

Запрет идеологии ваххабизма противоречит Конституции РФ, а сама инициатива Межрелигиозного совета России является популизмом и по своей сути бессмысленна, считают опрошенные «Кавказским узлом» российские правозащитники и политологи.

Как сообщал «Кавказский узел», инициатива обратиться к властям России с предложением признать ваххабизм экстремистской идеологией, а ваххабитские организации – экстремистскими прозвучала 27 марта на заседании Межрелигиозного совета России (МСР) в Москве. Инициатором ее стал муфтий Татарстана Камиль Самигуллин. С критикой резолюции МСР выступил Совет муфтиев России и Духовное управление мусульман РФ. Богословы Ингушетии сочли эту инициативу попыткой узаконить преследование верующих за убеждения.

Запрет идеологии ваххабизма может столкнуться с дипломатическими барьерами

В межгосударственных отношения Российская Федерация имеет связи со странами, в которых государственной идеологией признан ваххабизм, отметил эксперт Института прав человека Лев Левинсон.

«С одной стороны, удивляться в наше время не приходится, самые изуверские законодательные предложения проходили, принимали и не такое. Наше законодательство надо чистить, как авгиевы конюшни. С другой стороны, ваххабизм вещь не такая простая и не столь однозначная, как кажется. В Саудовской Аравии ваххабизм является государственной идеологией, а с Саудией у российских властей отношения лучше, чем скажем, со многими европейскими странами. И выглядит достаточно странным, что идеология запрещена, а король и его приближенные с этой идеологией будут желанными гостями», – сказал Левинсон.

При этом эксперт отметил, что российское законодательство не дает правовых оснований для введения такого запрета.

«Если смотреть с правовой точки зрения – это недопустимо. Никакая идеология не должна быть запрещена. Деятельность должна порождать ответственность. Тем более, что в ваххабизме есть разные течения, и мы видим, что в Саудии совсем не много террористов, там с террором борются и сам основатель этого течения не был оголтелым человеконенавистником, он боролся за чистый ислам, где-то был нетерпим, но есть даже агрессивный либерализм, не толерантный к другим формам политического мышления. Сегодня запретят ваххабизм, завтра монархизм, коммунизм и останется один путинизм», – сказал Левинсон.

При этом эксперт полагает, что такой запрет все-таки может быть принят.

«История со Свидетелями Иеговы* показала, что в Конституции и Законе о свободе совести не нужно ничего менять для введения каких-либо очередных запретов. Закон [О свободе совести...] не так хорош, как хотелось бы. В 1997 году, 20 лет назад, он вообще казался отступлением от свободы совести. И там есть отступление о запрете деятельности по экстремистским основаниям, а мы понимаем, что сегодня экстремистом могут назвать кого угодно. Закон позволяет это и сейчас, достаточно обращения прокуратуры или Минюста в суд», – заключил эксперт.

В апреле 2017 года Верховный суд России по требованию Минюста одобрил ликвидацию всех российских организаций Свидетелей Иеговы*, а в августе «Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России»* и 395 входящих в его структуру местных филиалов были внесены в перечень запрещенных организаций.

Противоречащей Конституции страны назвал инициативу и директор Информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский.

«Конституции она явно не соответствует, потому что государство не имеет никакой идеологии, соответственно не может никакой идеологии запрещать. Никогда не запрещали даже нацизм, в отношении которого запрещена лишь публичная демонстрация, а в частном порядке у себя дома можно быть кем угодно», – сказал Верховский корреспонденту «Кавказского узла».

По мнению директора Информационно-аналитического центра, в случае рассмотрения инициативы МСР законодатель не станет вносить изменения в Конституцию или Закон о свободе совести.

«Вопрос будет решаться иначе. Невозможно запрещать организацию за взгляды, можно за действия. Нужно будет придумать какие-то действия для запретов, хотя [в законодательстве] у нас более чем достаточно оснований для запрета организаций», – сказал Верховский.

Саму инициативу запрета ваххабизма Александр Верховский назвал «вбросом». «Я думаю, что это пропагандистское мероприятие», – сказал он, добавив, что инициативу поддерживают люди, которые не разбираются в вопросе. «Все слышали, что ваххабизм – это плохо и это (инициатива запретить идеологию), наверное, про патриотизм, и «надо это поддержать», не очень-то задумываясь о последствиях», – заключил Верховский.

Инициатива продиктована внутриконфессиональной борьбой

Член экспертного совета Московского центра Карнеги, исламовед Алексей Малашенко, комментируя инициативу МСР, назвал ее «глупостью». Следуя логике инициаторов, целесообразно запретить и инквизицию, добавил он.

«Есть разные позиции, есть позиция Совета муфтиев. У нас десятки муфтиятов, как они будут решать, в соответствии с какими помыслами? Когда нечего предложить – надо запрещать. Я бы не взялся за определение организаций по признакам принадлежности к ваххабитской, я 50 лет занимаюсь исламом, но не взялся бы. А определять будут по принципу… выгоды, в связи с желанием оттеснить конкурентов. И потом, как вы будете делить ваххабитов и салафитов, фундаменталистов и ваххабитов?» – сказал корреспонденту «Кавказского узла» Малашенко.

«Запрещать надо не за взгляды. Если ты призываешь к свержению власти – это одно, а если ты говоришь о смене власти каким-то путем, легальным, законным – это другое. А наклеить ярлык легче всего. Есть, например, «Хизб-ут-Тахрир»* и Исламское движение Узбекистана* – есть между ними разница? Есть! Между Джамаатом Таблиг*, практически полупросветительской организацией, и еще какой-то другой – есть разница? Есть! Это все междоусобные конфликты и угодничество власти, ничего более», – заключил Малашенко.

«Хизб ут-Тахрир»* признана террористической организацией безосновательно, считает председатель комитета «Гражданское содействие», реализующего гуманитарные и просветительские проекты на Северном Кавказе, Светлана Ганнушкина. «За организацией не отмечено ни одного террористического акта. В ряде стран Европы она существует законно», – заявила ранее Ганнушкина. В «Справочнике» на «Кавказском узле» можно ознакомиться со справкой об организации.

Исламское движение Узбекистана* – организация, созданная в 1996 году бывшими членами ряда запрещённых в Узбекистане политических партий и движений. Движение рассматривается в качестве террористической организации многими странами мира, включая Россию и США. 4 февраля 2003 года Верховный суд РФ признал организацию террористической и запретил её деятельность на территории России.

Преследование за убеждения является абсурдом, а определение ваххабизма не сможет дать никто, считает руководитель правозащитной организации «МАШР» Магомед Муцольгов.

«Кто может определить, что есть ваххабизм? Невозможно преследовать человека за убеждения. В Конституции сказано, что человек может верить сам, коллективно или не верить вообще. Это популистские шаги муфтиев, которые не только деструктивны, в этом есть элемент провокации и подстрекательства борьбы с инакомыслием. Мы на Кавказе уже через это прошли. Здесь много убитых ребят ни за что, их тоже обвиняли, то руки поднимать нельзя, то бороду носить нельзя. Еще важно понять, а кто определяет, кто судит, как, зачем? Кто выносит вердикт, мы видели, как какие-то периферийные суды на свой лад принимают решения признать ту или иную суру Корана экстремистской, – это глупо. Не нужно лезть ни в какие Священные писания», – сказал в комментарии корреспонденту «Кавказского узла» правозащитник.

По аналогии с запретом организации «Хизб-ут-Тахрир»* Муцольгов допустил, что и гипотетический запрет идеологии ваххабизма не принесет государству никакой пользы.

«Я не знаю, почему вообще «Хизб-ут-Тахрир»* попал в запрещенные организации, я хочу подчеркнуть, что этот запрет не принес нам никакой пользы. Мы видим, как в Крыму людей обвиняют в экстремизме, люди не совершали ничего преступного, даже если и входят в какие-то организации. Это специальные вещи, с помощью которых подстрекают к преследованию и убийству некоторых лиц и это то, что благодаря государству стало системой, когда за убеждение или высказывание человек приговаривается к огромным срокам, это не остается бесследным», – заключил Муцольгов.

Российское законодательство обладает достаточным правоприменительным инструментарием для борьбы с экстремистской и террористической деятельностью, а введение подобных запретов пагубно и опасно, считает имам Насыр-Кортской мечети, проповедник Хамзат Чумаков.

«Очень глупая инициатива принять очередные запретительные законы. Сейчас молодежь очень разная, по-разному думает, верит. Даже нам, богословам, иногда не под силу что-то менять. Потому, заставлять человека иметь убеждения, которые вам хочется – не разумно. У нас есть законы, статьи, регламентирующие экстремистскую деятельность, статьи о терроризме. Зачем еще какие-то законы издавать, кода в уголовном кодексе все это есть? Это излишне, это очень ненужные вещи, мотивированные популизмом. Это пагубно и опасно», – сказал корреспонденту «Кавказского узла» Чумаков.

Заявление ингушских богословов, в котором инициатива Межрелигиозного совета России названа попыткой узаконить преследование верующих за убеждения, имеет форму открытого обращения и адресовано российскому обществу, пояснил Чумаков.

«Мы обсуждали резолюцию МСР в первую среду этого месяца, была встреча [имамов], поднимался этот вопрос, мы сделали такой вывод, что нужно как-то отреагировать на это заявление», – заключил Чумаков.

В муфтияте Ингушетии отказались прокомментировать инициативу МСР и заявление ингушских богословов, мотивировав это «несогласием с редакционной политикой издания».

 

13 апреля 2018

Источник: Кавказский Узел