Правозащитная организация

Машр

22 апреля 2024 04:32
English Print This Post
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • Блог Я.ру
  • Internetmedia
  • Blogger
  • Live
  • Webnews.de
  • Yahoo! Bookmarks
  • RSS
  • Блог Li.ру
  • MSN Reporter
  • email
  • Google Buzz
  • viadeo FR
  • Yahoo! Buzz
  • Сто закладок
  • БобрДобр
  • МоёМесто.ru
  • Socialogs
  • Blogplay
  • Print
  • PDF
  • HackerNews
  • MyShare

В Москву за советом

Не утихает скандал вокруг Совета по правам человека при президенте России, состав которого с начала года по различным причинам уже покинули 13 человек. В след за своими коллегами о выходе из Совета заявила один из самых авторитетных правозащитников страны, глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева.

Более того, в конце прошлой недели стало известно, что свободные вакансии в Совете будут заполняться теперь по новым правилам. Кандидаты в члены Совета будут выбираться путем голосования в интернете. Затем глава государства по своему усмотрению выберет из числа победителей данного волеизъявления членов специализированной коллегии.

Ситуацию «Кавказской политике» прокомментировал Магомед Муцольгов, руководитель ингушской правозащитной организации «Машр»:

— С одной стороны, если этот орган называется Советом по правам человека при президенте, то президент страны и должен определять порядок наполнения Совета. Но, с другой стороны, если рассматривать вопрос об эффективности, то работа Совета становится тогда формальностью, как и ряд других подобных инициатив.

Что получилось с губернаторскими выборами?

— Все же понимали, что это не более чем формальность, что депутаты муниципалитетов абсолютно контролируемы. И заранее было известно, какой выбор они сделают. Никакой демократией тут и не пахнет. Точно так же, как и другие официальные структуры, ни в одной из них наше общество не представлено во всей полноте. Во всех советах, палатах, официальных организациях свои люди. Чиновничество в России стало бизнесом, очень выгодным. И чиновникам не нужны настоящие оппоненты. Впрочем, 80% населения и не задумывается об этих вопросах, им не нужна власть, и они не вступают в борьбу за нее, занимаются политикой. Им необходимо лишь, чтобы их близкие жили в относительном достатке и мире. Мало кто готов посвятить свою жизнь правозащите, критиковать власти, чиновников, наживать недоброжелателей. Если ты критикуешь, тобой постоянно недовольны, преследуют.

Возвращаясь к ситуации вокруг Совета по правам человека, насколько я понимаю, это был довольно эффективный орган, в его состав входили люди компетентные. Что теперь будет не понятно. Много вопросов возникает по самой процедуре выборов членов Совета. Через интернет все можно подкрутить, сгладить. Не у всех есть интернет в нашей стране, значит, огромное количество людей устраняется от процесса. Да и мы на Кавказе прекрасно знаем, как получается на деле, то интернет исчезает, то перестают существовать неугодные сайты. Поэтому говорить, что через интернет можно добиться справедливого назначения, преждевременно. Нужно проанализировать, что хотят от Совета по правам человека, отсюда и формировать его состав. На Кавказе, и в частности, в Ингушетии, я видел много советов, номинальных, декоративных, по сути, ничем не занимающихся. Порой люди в нем числящиеся не могут ответить на простейшие вопросы: кто еще в составе совета, сколько всего в нем членов. Организации эти ничем не занимаются, но при случае, очень удобно рапортовать, что создан такой-то комитет, совет, комиссия. Чтобы избежать этого, нужно менять подходы.

Идеальных рецептов нет, но пока, лучшее, что изобретено человечеством, это прямое тайное голосование. Единственное, что я полностью поддерживаю из последних нововведений в стране, это утверждение единого дня голосования. По крайней мере, у нас на Кавказе, но думаю и во всей стране, люди не хотят часто ходить голосовать, отрываться от своих забот.

Главный недостаток этого Совета на сегодняшний день в том, что в нем очень мало представителей из регионов. Его формировали из наиболее авторитетных людей, это правильно. Но на «периферии» тоже есть грамотные правозащитники, разбирающиеся в специфике отдельного региона. И они пользуются доверием людей, им есть что сказать.

Непонятно, почему региональных правозащитников не вовлекают в совет. В Москве мало что будут знать о специфике Дальнего востока, Сибири, других субъектов. И в Сибири мало что будут знать о внутренних проблемах Северного Кавказа, или другого региона страны.

Я уверен, что в Совет по правам человека должны входить представители субъектов страны, разных национальностей, убеждений, конфессий. Но реально действующий, настоящий Совет, это очень эффективный инструмент

 

Источник: «Кавказская политика»