Правозащитная организация

Машр

26 января 2020 11:00
English Print This Post
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • Одноклассники
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • Блог Я.ру
  • Internetmedia
  • Blogger
  • Live
  • Webnews.de
  • Yahoo! Bookmarks
  • RSS
  • Блог Li.ру
  • MSN Reporter
  • email
  • Google Buzz
  • viadeo FR
  • Yahoo! Buzz
  • Сто закладок
  • БобрДобр
  • МоёМесто.ru
  • Socialogs
  • Blogplay
  • Print
  • PDF
  • HackerNews
  • MyShare

Возбуждение дела в отношении экс-главы Минздрава Ингушетии связано с закупкой томографов

Следственные органы Ингушетии продолжают расследование громкого коррупционного дела, фигурантом которого стала бывший министр здравоохранения республики Инна Мальсагова.

В рамках реализации республиканской целевой программы «Оснащение государственных учреждений здравоохранения современным медицинским оборудованием на 2009 – 2013 годы» из бюджета Ингушетии было выделено более 430 млн. рублей на приобретение высокотехнологичной аппаратуры для больниц и поликлиник.

В ходе расследования уголовного дела, было установлено, что Инна Мальсагова подписала контракт с ЗАО «Медторгсервис» на поставку в лечебные учреждения республики магнитно-резонансного и компьютерного рентгеновского томографов на общую сумму 430,5 млн рублей.

Заключение товароведческой судебной экспертизы показало, что фактическая стоимость оборудования не соответствует стоимости, указанной в контракте, разница составляет 248,77 млн рублей. Мальсагова, нарушив права и законные интересы государства, причинила ущерб Республике Ингушетия в сумме более 200 млн рублей.

Основанием для возбуждения уголовного дела стали показания свидетелей и заключение товароведческой судебной экспертизы, а также другие материалы уголовного дела.

Как сообщили корреспонденту «Кавказского узла» в прокуратуре Ингушетии, дело Инны Мальсаговой – это не единичный случай коррупции в сфере здравоохранения. В 2010 году было возбуждено несколько уголовных дел по факту вымогательства и превышения служебных полномочий. «Тем не менее, у нас не так много таких дел, поэтому каждое из них получает широкий резонанс», – сообщает источник.

Корреспондент «Кавказского узла» в течение дня пытался через секретаря нынешнего министра здравоохранения связаться с Инной Мальсаговой, но до нее так и не удалось дозвониться.

В основном поступают жалобы на некачественное медицинское обслуживание, преступную халатность, приводящую к инвалидности или летальным исходам

По словам Магомеда Муцольгова, руководителя организации «МАШР», к правозащитникам по поводу коррупции практически не обращаются.

«В основном поступают жалобы на некачественное медицинское обслуживание, преступную халатность, приводящую к инвалидности или летальным исходам, например, есть несколько таких случаев в роддоме Малгобека», – говорит Муцольгов.

у меня сразу же попросили взятку, дали телефон, сказали: «Позвони мамаше, пусть нас отблагодарит»

Жители Ингушетии нередко жалуются на качество медицинского обслуживания и факты вымогательства со стороны медработников. По словам жительницы Карабулака, ее дочь стала инвалидом по вине врачей.

«Я родила девочку в больнице станицы Орджоникидзевской, у меня сразу же попросили взятку, дали телефон, сказали: «Позвони мамаше, пусть нас отблагодарит». Педиатр ребенка даже нормально не осмотрел. На второй день девочка у меня стала задыхаться, оказывается, у нее была родовая травма, об этом через месяц мне сказали в Краснодаре, куда я отвезла ребенка на обследование. Был даже случай, когда во время очередного приступа у дочери мы вызвали Скорую помощь, но машина не ехала минут сорок, тогда мы с отцом поехали туда сами, оказывается, они сидят, отключив телефон», – рассказала женщина.

опыт показывает, что до тех пор, пока не будет гражданского общества, люди не перестанут давать и брать

Марзиев Тагир, главный врач «Центра охраны материнства и детства» (Назрань), рассказал, что на самом деле существуют «проблемы связанные с благодарностями».

«Женщины выписываясь, благодарят доктора, в момент выхода из лечебного учреждения – это благодарность, но потом, находясь дома, это уже называется вымогательством. По данному факту много разговоров, эти вопросы поднимаются на разные уровни. Мы проводим проверки, чтобы исключить коррупционную составляющую. Но опыт показывает, что до тех пор, пока не будет гражданского общества, люди не перестанут давать и брать. Это одна из главных проблем», – говорит Марзиев.

По словам Марзиева, есть и другая проблема – недоверие к врачам. «Когда врач объясняет, что у ребенка какая-то врожденная патология, начинаются разговоры, что это какая-то травма, связанная с действиями врача. Очень часто на действия врачей жалуются в прокуратуру, где-то обоснованно, где-то необоснованно. По любому факту мы всегда проводим служебное расследование, виновные наказываются, отстраняются, переводятся на другие работы, наказываются дисциплинарными взысканиями», – заявил медик.

«Мы часто слышим о негативе, но никто не говорит, что в нашем центре за три с половиной года на 15-16 тысяч родов не было ни одного случая материнской смертности. Этот показатель – один из лучших в России. Еще одним показателем эффективности нашей работы является то, что за период существования центра младенческая смертность уменьшилась в два с половиной раза. Хотя по-прежнему она достаточно высока и до среднефедеративного показателя мы пока еще не дотягиваем. Это связано с рядом обстоятельств, такими как заболевания женщин во время беременности, здоровье населения в целом, климатические условия, охрана гигиены труда беременных женщин, совокупность этих причин приводит к тому, что зачастую у нас рождаются тяжелые дети и с ними приходится работать», – рассказал Марзиев.

Платно у нас все есть, а вот на бесплатное медицинское обслуживание рассчитывать не приходится

«Сыну надо было сделать энцефалограмму, но в Назрановской больнице нам сказали этого оборудования нет. Отправили делать в платную клинику, где этот анализ стоит полторы тысячи рублей.  Необеспеченные семьи не могут ни обследовать, ни вылечить своих детей. Был и другой случай, когда младшего сына я повела к лор-врачу, но и у них не оказалось какого-то аппарата. Мне сказали, что процедура должна занять пять дней и что это амбулаторное, а не стационарное лечение, а так как оборудования нет, посоветовали поехать в Нальчик», – сказала она.

«Платно у нас все есть, а вот на бесплатное медицинское обслуживание рассчитывать не приходится. Говорят, у нас самая хорошая аппаратура, но мы ее не видим абсолютно», – рассказала жительница Назрани.

Многие уезжают на лечение за пределы республики, потому что не хватает ни оборудования, ни помещений

По словам Хусена Куштова, заведующего онкологическим отделением Республиканской больницы Ингушетии, жалобы жителей вполне обоснованы.

«Многие уезжают на лечение за пределы республики, потому что не хватает ни оборудования, ни помещений. Например, почти на полумиллионное население онкологических коек всего 20, что в 4 раза меньше общероссийского норматива, врачей мало, не хватает и оборудования. У нас даже цитологического обследования качественного нет, простому анализу крови и мочи верить нельзя, потому что большинство этих анализов списаны с книжки», – рассказал Куштов.

«Когда мы спрашиваем у лаборантов, почему вы так делаете? Они отвечают: «Как платят, так и работаем», а платят им 2-4 тысячи в месяц. Конечно, мои слова не понравятся администрации, руководству республики, потому что все они хотят приукрасить, но положение ужасное», – рассказал медик.

Автор: Салима Героева; источник: корреспондент «Кавказского узла»